Николай Петров

Кажется, что это было очень давно. В 2002 году великий пианист Николай Петров давал концерт в Нижнем Тагиле.

Ругал рояль. Ругал дорогу до Тагила (об этом путешествии он в красках рассказывал журналистам и годы спустя). Однако публика была в восторге. Музыкант собирался приехать ещё раз.

3 августа 2011 года Николая Арнольдовича не стало. Мы решили вспомнить о том, каким был первый концерт Николая Петрова в Нижнем Тагиле. Именно это событие открыло для нашей филармонии новую эпоху: город впервые приглашал звезду академической музыки мировой величины.

Рекламный баннер на проспекте Ленина сообщает о гастролях Николая
Петрова. Начало 2002 года.

Январской ночью 2002 года в аэропорт Кольцово приехал руководитель Нижнетагильской филармонии, Владимир Иванович Капкан, чтобы лично встретить высокого гостя. Прославленная Николаем Петровым «разбитая дорога до Тагила», говорит, на самом деле была улицей Шефской в Екатеринбурге, куда заехали по ошибке. Все очень волновались и «хотели как лучше» — вот и водитель решил сократить путь.

В. И.: «Был такой проект, „Мировые звёзды в Нижнем Тагиле“, который был создан при поддержке администрации и главы города, тогда выделялись целевые средства на концерты. И насколько я помню, концерт Петрова был первым в этой серии. Это был наш первый опыт организации концерта такого уровня, поэтому нам и Свердловская филармония оказывала поддержку, был тут у нас и Колотурский [директор Свердловской филармонии]. Интересно, что некоторые специально даже приезжали в Нижний Тагил на концерт, например, был нынешний ректор Уральской консерватории В. Д. Шкарупа. На тот момент филармония не располагала собственным концертным залом, тогда мы и вышли на руководство „УралВагонЗавода“, на Н. А. Малых. Нам было оказано содействие, проблема с залом была решена».

Программка концерта Николая Петрова в Нижнем Тагиле

Вела тот особенный концерт Елена Валерьевна Цыпушкина.

Е. В.: «Насколько мне помнится, это был у нас первый музыкант такого ранга. Мы очень волновались за концерт. Проводили в ДК Окунева, чтобы, если не рояль, то хотя бы зал был достойный. Инструмент у них был „Красный Октябрь“ красного же цвета. Николая Арнольдовича это повеселило».

Владимир Иванович вспоминает, что найти подходящий инструмент было действительно непросто. Рояль, над которым несколько дней колдовал специально приглашенный настройщик из Екатеринбурга, по его словам, на самом деле назывался иначе. Но цвет был именно таким — «запоминающимся».

В. И.: «В приемлемом состоянии в городе в то время оказался только рояль „Москва“ красного цвета — он таким и был изначально. Сейчас кажется, что это ничего, но тогда цвет всех смущал, почему-то казалось, что красный рояль не может иметь отношения к академической музыке».

Е.В. «Поскольку помещение было не наше, а концерт дорогостоящий, был организован жёсткий билетный контроль. Даже дополнительно приняли на работу контролёров. Все входы-выходы были „схвачены“. В связи с этим произошёл курьёз. Тогдашний Глава города Н. Н. Диденко (естественно, приглашённый на концерт особо), забыл прихватить с собой пригласительный билет. И контролёр (вот уже не помню, мальчишечка какой-то) его не пустил, хотя прекрасно знал, кто это. Владимиру Ивановичу пришлось вмешаться, чтобы провести в зал высокую персону».

Ольга Павловна Черепова, долгие годы работавшая завлитом в Нижнетагильском драматическом театре, в то время ещё сотрудничала с «Телеконом» и делала о концерте Петрова сюжет. Сотрудники телекомпании очень хотели найти для нас эту историческую запись, но, похоже, она не сохранилась в архивах.

О.П. «Помню, на пресс-конференции смотрела на его пальцы и думала, как же он такими огромными пальцами попадает на клавиши. На концерте уже об этом не вспоминала».

Е. В. «Что касается моих впечатлений о самом концерте, то у меня они всегда неполноценные, так как слушаю из-за кулис. Немного удалось послушать во время репетиции. Очень эффектно выглядело, как большой и грузный Николай Арнольдович сел за рояль, и концертный инструмент в сравнении с ним превратился чуть ли не в игрушечный. А когда пианист положил руки на клавиатуру, то казалось, такими пальцами не попасть на нужную клавишу. Это не были изящные руки музыканта, а скорее, руки работяги (он, кстати, и топором, и молотком мастерски орудовал — сам построил себе дом в Подмосковье). Тем не менее, когда он заиграл, из-под его пальцев посыпался такой „бисер“, что это казалось просто невероятным».

На концертах Петрова слушателей всегда поражал этот контраст: крупная, «земная» фигура Петрова, которая, казалось, разобьёт рояль в щепки — и удивительное мастерство, музыка небесной степени ясности и красоты.

На репетиции перед тагильским концертом пианист то и дело ворчал: критиковал инструмент. Однако, как говорит Елена Валерьевна, в конце он удивлённо заметил: «Рояль-то, вроде, разыгрался!»

Е. В. «И всё же в дальнейшем он наотрез отказывался к нам ехать, пока в городе не будет инструмента должного качества. Однажды чуть было не состоялась новая встреча. Фирма „Ямаха“ организовала тур дуэта Н. Петров — А. Гиндин со своими инструментами, и наш город стоял в туре. Но что-то расстроилось, а потом и Николая Арнольдовича не стало…»

Е. В. Цыпушкина и Н. А. Петров

Сейчас у филармонии есть собственное здание. В нашем Большом зале стоит прекрасный концертный Bechstein. В планах сезона — несколько фортепианных вечеров с высококлассными приезжими пианистами. Но Петрова уже нет.

Но не случись тот концерт 27 января 2002 года, показавший городу новые горизонты — возможно, ещё много хорошего с нами бы не произошло.